«Я себя чувствую на ВЕЧНОСТЬ»
 
 
 
Евгений ЧепурнякХорошо быть кавээнщиком — всегда веселый и всегда находчивый. Особенно если ты режиссер и актер единственного в мире театра КВН (КВН ДГУ) — просто должность обязывает. Кстати, ТЕАТРУ днепропетровских остряков в этом году исполнилось пятнадцать лет, а его режиссеру Евгению Чепурняку — пятьдесят. «Гранат» не стал ждать, пока братья по юмору доберутся до Одессы, а просто взял и позвонил «дважды юбиляру».

— Евгений, согласно календарю Вам пятьдесят, а на сколько лет Вы себя чувствуете?


— Я себя чувствую... А Вы уверены, что хотите знать ответ на этот вопрос?


— Уверена.


— Дело в том, что я не задумывался, насколько я себя чувствую. Я себя чувствую на вечность и еще лет на пятьдесят вперед предчувствую. А вообще если бы Вы мне не напомнили про юбилей, я бы не вспомнил.


— Наверное, со столь неприличными вопросами не только я обращаюсь?


— Ну почему же неприличными? Это очень красивая дата. Рано или поздно все проходят через нее, я тоже. Жизнь есть и после пятидесяти, уверяю Вас.


— Евгений, сейчас все говорят: кризис, кризис, кризис... Считается, что в кризис юмористам хорошо — жизнь становится острее, интерес к творчеству повышается. Вы как-то ощущаете влияние кризиса?


— Да, я ощущаю. Творчества стало больше, денег — меньше. Потому что тем много, получается каламбур: тем много, но связаны они с тем, что денег нет ни у кого и ни на что. В том числе на развлечения. Поэтому в быту, конечно, чувствуется.

Но на самом деле театр КВН ДГУ, где я имею честь работать много лет, выпустил новую программу. Называется она «Веселый песец». Знаете, зверек есть такой, пушной. И если предыдущие программы плавно переходили одна в другую (во всяком случае, одесситы многие из этих программ видели, и казалось, что это одна и та же программа, она просто постепенно обновлялась), то в новой программе нет ни одного старого номера! Вот как повлиял кризис на юмористическое творчество — нам надо же над чем-то смеяться.

— Как рано или поздно становится известно, практически все выдающиеся люди — одесситы. Может, у Вас хотя бы бабушка одесситка?


— Если хотите, считайте меня одесситом. Ходят легенды, что в период революции моя семья со стороны мамы ехала из Белоруссии (я подозреваю, что они как раз и направлялись Одессу, чтобы потом пароходом увалить в Америку), но где-то в районе Екатеринослава (Днепропетровска) у них кончились деньги. И не потому, что они их тратили, а потому, что деньги эти понадобились другим людям. Вот. И родители просто дальше не поехали. Вполне вероятно, что если бы они проехали чуть дальше, деньги у них отобрали бы уже в замечательном городе у моря, жемчужине, и тогда мы бы зависли там.

Что касается Одессы, я очень люблю Одессу и чувствую ее и людей. Более того, городским объединением «Маски» в свое время был снят фильм «Одесса: история в историях», и я польщен тем, что в этом фильме комментатор я. Поэтому я все-таки чуть-чуть одессит.

Евгений Чепурняк
— Евгений, Вы шутите обо всем и обо всех. На Вас обижались какие-нибудь высокопоставленные лица?

— Как правило, высокопоставленные люди нас не замечают, а если и замечают, то тогда, когда поздно не заметить. Например, Михаила Михайловича Жванецкого невозможно не заметить, это он уже может не замечать никого. Что касается меня, не то чтобы высокопоставленные обижались — они просто вычеркивали меня из списка. Вы знаете, была такая история в КВН ДГУ (правда, она была связана не со мной, а с нами). Была песня, довольно острая, об одном из президентов Украины. Это было до пришествия сладкой парочки «ВВ». Концерт курировало то ли управление культуры, то ли какая-то другая чиновная организация. Чиновница долго не могла понять, как это можно оставаться за штурвалом самолета или ракеты (в песенке был такой текст) и притом еще играть на гитаре? Ей объясняли, что это шутка, что это юмор. Она долго ходила по комнате, а потом сказала: не знаю, как по мне,  то неостроумно. Вот такой каламбур, ну вот как бы она обижалась.


— А у Вас есть темы-табу, которые Вы не затрагиваете?


— Темы-табу? Знаете, мне трудно сказать. Наверное, априори пошлые, неприличные либо, скажем так, «кровавые». Эти темы мы стараемся не трогать, я стараюсь не трогать, обходить. Бывает, задают вопросы во время разминки клубов — бывают же глупые вопросы? Я даже не пытаюсь выкручиваться и говорю, что на подобные вопросы я не отвечаю, будем считать, что этого вопроса не было. Вот я могу привести пример (правда, я не уверен, что этому примеру место в вашем журнале): в то время как мы гастролировали в Германии, в России захватили мюзикл «Норд-ост», и из зала поступил вопрос, который касался именно «Норд-оста». В полном зале вместо веселья упала тишина, и я мгновенно сказал, что на «кровавые» вопросы мы не отвечаем. Вот на подобные вещи по ходу возникают своего рода табу. Жизнь диктует запретные темы.


— Бытует мнение, что на сцене юмористы — веселые и обаятельные люди, а в быту они злые ипохондрики. Вот Вы — какой на самом деле?


— Я и такой и такой. Я разный, я живой.


— А еще говорят, что жены артистов страдают, так как те обкатывают на них тексты, роли…


— Почему же страдают? По-моему, это большая радость — услышать текст впервые. Я считаю, что жена должна радоваться, вот. А потом она второй раз слышит, потом третий, потом четвертый. Вот видите, уже в четыре раза больше радости! А когда идет первое исполнение, то реакция на первое исполнение тоже падает на голову жены, а если оно неудачное, то ей особенно везет! Почему это жёны страдают? Они должны быть счастливы.


— А Ваша жена счастлива? Как она воспринимает Ваши эксперименты?


— Во всяком случае, она не говорила мне об обратном (смеется).


— А помогает?


— На самом деле помощь в том, что она рядом.


— Дети не пошли по Вашим стопам?


— Слава тебе господи, пока нет.


— Какие они профессии выбрали?


— Старший сын занимается маркетингом. Специальность — маркетинг, пиар-менеджмент, реклама. Это сегодня востребованная, как вы понимаете, специальность. Я надеюсь, что у него все получится — ему хочется, ему нравится. И я, если смогу, помогу. Во всяком случае, мешать не буду. Что будет дальше — время покажет. Реклама покажет, рынок покажет… Рынок нам такое покажет, что, может быть, мы все поменяем профессии! Младшему сыну 16 лет, он еще школьник и пока что не определился.
 
«Я ненавижу слово “творчество”. Его любят искусствоведы (“Я занимаюсь творчеством — я горшки леплю”), а то, что мои горшки кому-то интересны, должен сказать тот, кто их покупает, кто их видит, — он должен сказать. А в театре нужно говорить: “Я служу в Театре” — это правильное выражение».
«Только в благополучных странах люди шутят о жене, женщинах, о жопе и о политике. У нас предмет шуток несколько другой…».

( Из будущей книги о Театре КВН ДГУ "Монеты на ребре"-прим. админа)
 
— Кстати, о профессии. Евгений, Вы же выпускник химтеха, как Вы стали артистом?

— Ну послушайте, Вы же не задавали Дмитрию Ивановичу Менделееву вопрос: как же так получилось, что вы, голубчик, кроме таблицы Менделеева еще и водку изобрели?! В каком-то очень старом фильме портрет Баха говорил сумасшедшему композитору о том, что «ты упрям как козел, потому что я писал не только фуги, но и легкие рядки». Все нормально, тем более что я не одинок на подобной стезе: если мне не изменяет память, Александр Филиппенко окончил МГУ, Алла Демидова тоже оттуда же. Очень многие артисты имеют еще одно образование — то, с которого они начинали. Таланты, способности, а может, вот эта неудержимая тяга, желание выйти на сцену и что-то сыграть, что-то сказать берет вверх.


— Я читала в одном из Ваших интервью, что раньше одним из Ваших идеалов был Райкин. Есть ли сейчас артисты, у которых Вы бы хотели учиться?


— Учиться надо у всех понемногу. Но лично я, во всяком случае, очень люблю Юрского (которого мы, к сожалению, очень редко видим), я очень люблю Филиппенко — фантастический актер, искристый, игривый, игровой, он как шампанское. Ну на этом, пожалуй, список и закончим, хотя его можно продолжить, потому что у каждого из артистов эстрады, наверное, есть что-то, чему имеет смысл поучиться: у кого-то пластика, у кого-то легкость общения. Учиться вообще никогда не поздно, согласитесь со мной. А что касается артистов гениальных, то Карцев. Конечно, Карцев! Но у него трудно учиться, потому что так, как он, можно, только парадируя его. А парадировать Карцева надо или хорошо, или никак (голосом Карцева). Жванецкий, кстати, в этом же списке, потому что он не только писатель — он гениальный исполнитель своих произведений. И вообще, я хочу сказать, что у эстрады и самых талантливых артистов невозможно учиться, они возбуждают такое желание самому что-то делать, что оно само по себе — большая школа. Во всяком случае, после хорошего концерта очень хочется понять.


— Я посмотрела Ваш сайт, полюбовалась фотографиями…


— Супер, свежеиспеченный сайт!


— Вы в прекрасной форме. Как Вам удается так замечательно выглядеть?


— Ну пожалуйста, я вам рассказываю: я ложусь поздно, встаю рано, сегодня я курю по две пачки сигарет в день. Я не занимаюсь спортом. Иногда я позволяю себе выпить коньяку. Езжу только в машине, мало хожу пешком… Ну и от себя можете добавить чего-нибудь.


— Может, Вы зарядку делаете?


— В этом состоянии я делаю только зарядку аккумулятора (заниматься автомобилем у меня тоже нет времени): я его заряжаю, когда автомобиль останавливается.


— Едите что хотите…


— И ем я что хочу.


— Жирную нездоровую пищу?


— Нет, вот как раз жирную нездоровую пищу я уже не ем, потому что некоторые пункты у меня, к сожалению, уже выбыли из списка. Вы понимаете, что мы сваливаем отсюда по частям, поэтому жирную нездоровую уже не ем, жареное себе иногда позволяю, если окружающие не видят.


— Евгений, а когда одесситы смогут увидеть новую программу КВН ДГУ «Веселый песец»?


— Сейчас идут переговоры с несколькими прокатными организациями Одессы о том, что к тем восьми разам, которые мы были в Одессе на гастролях, нужно добавить девятый. Я очень надеюсь, что это произойдет в сентябре. Список было бы логично продолжить, тем более что в Одессе мы сидим честно на своем стуле. Мы его получили в Одессе, это стул Гамбса.


— Вы его уже вскрыли?


— Мы его не вскрыли, мы ждем худших времен. Мы считаем, что пока эти времена не придут, стул должен стоять в целости и сохранности, потому что вдруг там действительно то самое спасительное, тот самый спасительный хотя бы один бриллиант из гарнитура.


— В Одессе регулярно проходит конференция «Природа смеха». Социологи, психологи, историки пытаются серьезно говорить о смехе. На Ваш взгляд, взгляд практика, разные регионы Украины отличаются природой смеха или все смеются над одним и тем же?


— Ну нет, я считаю, что сейчас у нас такие замечательные темы, что все смеются над одним и тем же. Но есть одно «но». Я полагаю, что сегодня, учитывая разные точки поклонения и приоритеты политические, на Западной Украине, например, над какими-то политиками смеяться не будут, а будут обижаться на тех, кто их исполняет, и наоборот. То есть нет одной темы. Хотя наша ситуация такова, что Рада давно уже заменила собой кабачок «Тринадцать стульев». Правда, там стульев значительно больше, но жопы те же.


— Спасибо за интервью.

— На здоровье. 

«Кризис, в Украине кризис,
В Штатах, в Гондурасе и в других местах.
Бизнес, сел на жопу бизнес.
Вы уж извините-с, но ведь это так!
Низость, курса гривны низость,
Банков неликвидность, кома ипотек...
Близость! Нас спасет лишь близость!
Чувствует пусть близость каждый человек…» 

Цитата из песни «Кризис» (на мотив знаменитой песни «Feelings»)
 
Интервью: Светлана Лехтман
Журнал «Гранат»

 
 
 


 
 
   
Яндекс.Метрика