«Масляков выгонял нас со сцены»



Актеру и режиссеру Театра КВН ДГУ, Пушкину и Вертинскому современности Евгению Чепурняку - полтинник. Коллеги и просто друзья называют его сердцем театра. О себе, о театре, юморе и истории читателям «Сегодня» рассказывает сам Евгений.
***
- Евгений, полтинник - серьезная дата. Какой подарок бы хотелось получить?


- Конечно, из-за рода занятий жду чего-то остроумного, но если будет иначе, мне тоже будет приятно. Самый остроумный подарок мои друзья сделали на мое сорокалетие. Они вывесили огромный плакат с моей физиономией в роли Пушкина. А это был призматрон - стенд с поворачивающимися гранями, и со мной соседствовала реклама краски или крема для бритья... «Куда смотреть?» - спросил я, и в это время мое лицо развернулось ко мне. Я увидел себя в роли одного из своих персонажей и несколько обалдел от внешнего сходства с... самим собой.


- Еще со времен команды КВН ДГУ ваши работы всегда были трагикомичны. И ведь это вы стали изобретателями такого жанра в игре КВН. Как пришли к этому?


- Ничто не вечно под луной. КВН - это подразделение эстрады, так что не мы первые, не мы последние. Есть шутки ради шутки. А есть с проникновением глубоко в душу, в жизнь. В нашем юморе есть к чему устремиться - то самое сердце, космос, Человек.


В моей жизни много замечательных авторов, с которыми я работаю в Театре КВН ДГУ. Есть Гендин, Гельфер, Чернобельский, был Константиновский. И их работы, уверяю вас, всегда сложны, а иногда сложны для воспроизведения. Мы шутим сложно, и не потому, что мы выделываемся, а потому, что мы делаем это как умеем.


- И насколько ваш грустный и сложный юмор был приемлем для игры КВН?


- Сначала был приемлем. Мы были востребованы в соответствии с настроениями молодых, ждущих перемен. Потом фон становился проще, проще, а мы - дети своего времени и общества - нет. И выпали из формата.


- Вас сильно цензурили?


- Цензурили все больше из-за политических мотивов. Помню, например, мы играли роли корреспондентов. Один из нас говорил: «Вчера в Москве на Красной площади был обнаружен труп... Владимира Ильича Ленина». И Масляков кричал: «Команда КВН ДГУ, вон со сцены, пока не напишете нормальную шутку!». А самым лучшим подарком ему стал случай во время прямого эфира. На репетиции у нас была невинная дежурная шутка-заглушка: «Рижский завод «Раф» и японская фирма «Ниссан» выпустили автомобиль Рафик Нисанович» (глава парламента в то время). И Масляков не мог предугадать, что вместо этой шутки в прямой эфир выйдет диалог: «Вы слышали, в этом году такой урожай! Заколосился даже герб Советского Союза. - Заколосился? - Да. - Значит, пора убирать». Представляю гнев и испуг Александра Васильевича. Одна такая шутка могла стоить ему карьеры. А чтобы вы понимали популярность КВН, Маслякова как-то вызвали в МИД в связи с тем, что поступила нота от КНДР. Причиной послужила шутка: «За что ты получил первую звезду СССР? - За то, что не пустил корейца на космический корабль. - А вторую за что? - За спасение Белки и Стрелки. - А как ты их спас? - Я же сказал - не пустил корейца на космический корабль».


- Евгений, что вы можете сказать о современном юморе?


- Как-то сходил в «Комеди Клаб». Странно - я вижу человека у себя в Днепровской лиге, и он хорошо шутит! А там... Зрители не смеются, а хихикают. Естественно, не смеяться нельзя, ведь все смеются, но, с другой стороны, и смеяться стыдно.


Когда-то я вел новогодний вечер для русской эмиграции в Берлине. Там я встретил старого знакомого. Он мне сказал: «Жень, я так люблю Ахеджакову. Я обожаю ее. Она такая тонкая... И вот она приехала со спектаклем. Я так недоволен. Мы пришли, чтобы она нам сделала сладко. А она нам сделала грустно». А там драма какая-то была. Это и к нашему обществу относится - мы хотим сладко, попроще.


- Женя, скажите, кем вы были до КВН?


- Я - актер-конферансье. Прослужил в днепропетровской филармонии восемь лет. Потом пришло время перестройки, и начались гастроли с именитыми артистами - с Николаем Щукиным, молодой Ротару, Розенбаумом, Богатиковым, Василием Лановым.


Довелось служить голосом московского театра «Каскадер». Когда артист, исполняющий трюки на лошади, открывает рот - зрители этого не видят, а видят только его широкие жесты. Я должен был, ориентируясь по этим жестам, говорить за него. Сначала было интересно - драки, скачки и даже чудище, которое залазило на высоту третьего этажа... И когда оно, поверженное главным героем, падало вниз, я с точностью до 100% воспроизводил его вопли. После двадцати спектаклей я понял, что умираю от скуки. И чудище вдруг начало говорит несвойственные ему фразы: «Ой, больно. Не надо, только не сюда. А еще одну ступенечку - и я тебе дам». С этого момента театр оживился - на доске приказов каждый день появлялся выговор. Всегда новый. Ведь и реплики всегда были новыми. Но это было смешно.


- Приходилось ли рисковать ради искусства?


- Знаете, мы всегда были «обезбашенными». Совались в самые горячие точки. Например, ездили на гастроли в Ереван. Землетрясение в Спитаке - куча мусора! И армяно-азербайджанский конфликт уже вовсю. В Кутаиси я впервые увидел людей с автоматами. По Тбилиси мимо нас шли танки. А потом был Ереван - голодный и темный. Свет давали по часам, холодно, нечего есть. Мы были единственными постояльцами в гостинице «Кукуруза». Помню, там ко мне подошла усатая бабушка-работница с опухшими ногами. Она внимательно посмотрела мне в глаза и спросила: «Ты мамэ маслица привез?». «Нет», - ответил я. - «Почему?» - «Но я же не знал, что вас встречу». Тогда она глубоко вздохнула всей грудью, повернулась ко мне сутулой скорбной спиной и пошла от меня по обшарпанному коридору. Потом оглянулась и пригрозила: «Смотри, я узнаю».


- Сейчас Театр КВН ДГУ выступает в формате кабаре. Почему?


- У нас сейчас нет ни желания, ни возможности работать в больших залах, экспериментировать - соберем зрителей или нет. Есть желание видеть лица. 80 человек - так 80. Программа «Веселый песец», которую мы ставим в кабаре, - она сегодняшняя. В ней нет ни одного старого номера. Она потихоньку набирает обороты, становится на крыло. Программа непростая, но я вижу в зале много молодых лиц. Потешно, что своих детей приводят те, кто приходил на наши концерты двадцать лет назад.


ТВОРЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА


Евгений Чепурняк родился: 4 мая 1959 г. в Днепропетровске в семье преподавателя химико-технологического института и работника системы госпатента. В 1981 году окончил химтех с отличием, позже - Ярославский театральный институт. В команду КВН ДГУ пришел незадолго после ее появления. Начиная со студенческих времен, работает конферансье. Сейчас Чепурняк, помимо работы в Театре КВН ДГУ, пробует себя еще и на рекламном поприще, является директором рекламного агентства. Говорит, что «творческая единица» найдет себя в любом деле. Женат, воспитывает двоих детей.
 
 
Владислав Бережной, газета "Сегодня"


Источник

 
   
Яндекс.Метрика